Современники: Юрий Никитин
Кратко о статье: Писатели бывают разные — крепкие ремесленники, оголтелые графоманы и настоящие гении. Но встречаются авторы, которых сложно подогнать под одну категорию. У них есть и восторженные почитатели, и ярые хулители. Именно таков Юрий Никитин.

Бросающий вызов

Юрий Никитин

Если весь мир говорит одно, а я считаю по-другому, то все в мире дураки, а я вот шагаю правильно. А когда-нибудь и вас заставлю шагать со мной в ногу.
Юрий Никитин

Есть авторы, которые трудолюбиво и спокойно пишут умеренно хорошие книги, имеющие устойчивый спрос; есть оголтелые графоманы, строчащие бумаготонны пустопорожней развесистой ерунды; есть, наконец, великие творцы, каждое новое произведение которых становится событием. Но среди писательской толпы нет-нет да и встречаются авторы, которых сложно подогнать под какую-то одну категорию. У них имеются и восторженные почитатели, и ярые хулители. Именно таков наш сегодняшний герой — Юрий Никитин.

 

ПРОСТОЙ СОВЕТСКИЙ ПАРЕНЬ

Биография Юрия Александровича Никитина повторяет множество судеб людей советской эпохи, чьё детство пришлось на годы Великой Отечественной войны. Родился на Украине, в окрестностях Харькова, 30 ноября 1939 года, в простой рабочей семье. Отец погиб на фронте, в самом конце войны, под Берлином. Растили Юрия мать, по две смены вкалывавшая на ткацкой фабрике, да бабушка с дедушкой — видным плотником, чьи услуги высоко ценились в харьковском пригороде Журавлёвка, где жили Никитины.

Родные частенько баловали маленького Юру затейливыми рассказами о нечистой силе. Может, именно оттуда выросло увлечение Никитина мифологией?

При свете лучины рассказывают обычно о ведьмах, домовых, вылезающих из могил мертвецах, упырях, вурдалаках, песиглавцах и чугастырях. Дед иногда рассказывал, что сейчас наступил совсемсовсем другой мир, что сейчас жить очень хорошо, что сейчас нравы иные, а вот раньше…

Юрий Никитин

Юрий рос не балованным — с самого раннего детства он был фактически предоставлен самому себе. Потому школу он частенько прогуливал, предпочитая запоем читать книжки либо бродить по городу, ища приключений себе на голову. В результате после седьмого класса Никитина оставили на второй год, а в восьмом трижды исключали за драки и хулиганство. Закончилось всё просто — шестнадцатилетнему Никитину выдали табель и выперли из школы.

Никитин пошёл работать слесарем- ремонтником на Харьковский электротехнический завод, через несколько месяцев начал там же учиться на столяра. Правда, на ХЭЛЗ Юрий задержался ненадолго — сработал инстинкт перемены мест.

Больше года я редко задерживался на какой-то работе… Смена работы просто необходима: иначе как расти, повышать уровень, повидать мир и людей, если всю жизнь простоять у одного и того же станка?

Юрий Никитин

После того как Никитина не взяли в армию по состоянию здоровья, он, гонимый тягой к новым ощущениям, завербовался на Крайний Север заготавливать лес. Несколько лет проработал в Заполярье лесорубом, чокеристом, плотогоном, затем ходил по дебрям Сихоте-Алиньского хребта в составе горно-таёжной геологоразведовательной экспедиции. За это время Никитин чуть не умер от физического перенапряжения, однако сумел одолеть все недуги, вернувшись домой крепким, видным мужчиной. Чтобы не скучать, он занялся греблей на каноэ, через два года получив значок мастера спорта, заодно став перворазрядником по боксу и самбо.

Однако нужно было двигаться дальше — работая на заводе литейщиком и закончив за год Харьковскую заочную среднюю школу, Юрий принялся искать приложение своим творческим способностям. Сначала попытался освоить игру на скрипке — не пошло, с рисованием получалось лучше, но душа просила чего-то иного. Вот тогда-то, совершенно случайно, и решил Юрий Никитин попробовать стать писателем. А так как любимым его чтением была фантастика, начал Никитин именно с неё. Идея оказалась удачной, хоть и не сразу…

БЕСПОКОЙНОЕ ХОЗЯЙСТВО

Успехом завершилась едва ли не первая же попытка опубликоваться. Дебютный рассказик Никитина был напечатан в сентябрьском номере журнала «Знання та праця» за 1965 год. Рассказы, преимущественно фантастические, пошли косяком. Тем более что писал Юрий микроюморески, которые в те годы публиковались очень охотно, особенно в «толстых» журналах — «на подвёрстку» (когда после романа или повести оставался на странице кусочек пустого места, его заполняли маленьким самостоятельным текстом). С полноценными рассказами, правда, у Никитина поначалу не ладилось — их отвергали один за другим. Но, набив руку, методом проб и ошибок, он справился с творческим вызовом.

Постепенно к Никитину приходила известность. Он совершенствовал писательское мастерство, был участником «молодогвардейской» группы фантастов, которая позже преобразовалась в «Школу Ефремова». В 1973-м там же, в «Молодой гвардии», в знаменитой серии «Библиотека советской фантастики», вышла первая книга Юрия Никитина — сборник рассказов «Человек, изменивший мир». На начинающего фантаста обратили внимание читатели, а вот официальное признание пришло через три года, да и то с фантастикой оно связано не было. Никитин опубликовал производственный роман «Огнепоклонники» о хорошо знакомых ему буднях рабочих-литейщиков — и тут же стал членом Союза писателей СССР. Правда, в 1979-м ему «перекрыли кислород» после публикации романа «Шпага Александра Засядько». Что крамольного усмотрели в этом авантюрно-историческом романе коммунистические идеологи? Непонятно — но времена были такие, любое отступление от канонов «социалистического реализма» полагалось выжигать калёным железом. В общем, Никитина «выжгли» из литературы почти на семь лет — до самой перестройки.

В те смурные годы Никитин и перебрался из родного Харькова в Первопрестольную, где окончил Высшие литературные курсы при Литинституте. А в 1985-м опубликовал новую книгу — ещё один сборник «Далёкий светлый терем», состоящих из лёгких, ностальгически-грустноватых рассказов.

Некоторое время Никитин занимался издательским делом — был главным редактором «Отечества» (там у него вышел дебютный роман, оригинальная НФ «Мегамир»), а затем организовал знаменитый «Змей Горыныч», подробный рассказ о деятельности которого вы можете прочитать в этом же номере «Мира фантастики».

Именно в «Змее…» появился роман Юрия Никитина «Трое из Леса», положивший начало его всероссийской славе. До этой книги Никитин был достаточно известным фантастом, но «Трое» сделали его знаменитым. И пошло, и поехало… С тех пор из-под пера Юрия Никитина вышло более пятидесяти романов — и это только те, под которыми стоит его имя. Существует также устойчивое мнение, что Никитин под псевдонимом Гай Юлий Орловский пишет фэнтезийную авантюрщину «Ричард Длинные Руки», а это ещё около 30 романов. Но сам Юрий Александрович ни разу не признавал книги о Ричарде за свои, так что и мы не будем на этом настаивать.

«Трое из Леса»
  • «Трое из Леса» (1993)
  • «Трое в песках» (1993)
  • «Трое и боги» (1994, др. название «Трое и Дана»)
  • «Стоунхендж» (1994)
  • «Святой Грааль» (1994)
  • «Гиперборей» (1995)
  • «Откровение» (1996)
  • «Мрак» (1996)
  • «Трое в долине» (1997)
  • «Семеро тайных» (1998)
  • «Фарамунд» (1999)
  • «Башня-2» (1999)
  • «Изгой» (2000)
  • «Зачеловек» (2003)
  • «Человек с топором» (2003)
  • «Передышка в Барбусе» (2004)
  • «Возвращение Томаса» (2006)
  • «Начало всех начал» (2008)
  • «Истребивший магию» (2010)

Фэнтезийный цикл, принёсший Юрию Никитину самую большую славу. Начинался как авантюрная героика, позже в цикле появились элементы мифологической фантастики.

Поначалу в центре сюжета линейные приключения трёх героев, выходцев из лесного протославянского племени невров. Двое протагонистов, ленивый певец Таргитай и мечтательный ученик волхва Олег, фактически изгнаны из племени как неудачники. К изгоям присоединился один из лучших охотников невров Мрак, которому захотелось мир посмотреть. Эта троица и наводит на всех шороху. Роман «Трое из Леса» стал первой отечественной герои кой в духе славянского фэнтези, однако вышедший двумя годами позже «Волкодав» Марии Семёновой перехватил в сознании читателей пальму первенства. Семёновский текст оказался более проработанным — особенно в области психологической достоверности персонажей и красочности псевдоисторических локаций. В никитинском же цикле (особенно в начальных книгах) упор делался на бои, по тем временам очень натуралистичные и брутальные. Герои невероятно крутеют, достигая в итоге божественного статуса. В ряде романов действие происходит в иных эпохах, появляются новые герои, а Трое присутствуют лишь фрагментарно.

«Мегамир»
  • «Мегамир» (1991)
  • «Владыки Мегамира» (2000)
  • «Боги мегамира» (в работе)

Одно из лучших произведений Никитина, цикл «твёрдой» научной фантастики. Дабы избежать перенаселённости, учёные разработали технологию уменьшения человека до размеров насекомого. «Новый» старый мир, названный Мегамиром, открывает массу возможностей и таит немало опасностей… В цикле затронут широкий спектр проблем от научно-практического до морально-этического свойства.

«Гиперборея»
  • «Золотая шпага» (1979)
  • «Ингвар и Ольха» (1995)
  • «Князь Владимир» (1995)
  • «Князь Рус» (1996)

Цикл исторического фэнтези, романы которого весьма условно связаны между собой. Автор по-своему интерпретирует различные страницы истории России (Гипербореи). Среди героев цикла и протославяне, братья Чех, Лех и Рус, и Рюрик, и Вещий Олег, и князь Владимир Святославович. К циклу произвольно «пристёгнут» давний роман Никитина о русском офицере Александре Засядько, заново поименованный в «Золотую шпагу».

«Русские идут»
  • «Ярость» (1997)
  • «Империя зла» (1998)
  • «На тёмной стороне» (1999)
  • «Труба Иерихона» (2000)

Цикл патриотической альтернативной истории, тесно связанный с событиями недавнего прошлого России. Действие происходит после победы на президентских выборах 1996 года боевого генерала Кречета (явный намёк на Александра Лебедя), который предпринимает серию решительных мер по возрождению страны. В частности, делает своим советником гениального футуролога Виктора Александровича Никольского (в котором явно проглядывают черты самого Никитина). Действия Кречета и Никольского приводят к конфликту с США и НАТО — и, естественно, победа оказывается на стороне России.

Цикл вызвал очень неоднозначную реакцию — одни восхваляли Юрия Никитина за гражданскую смелость и воспитание патриотизма, другие — обвиняли в пропаганде нацизма и разжигании ксенофобии.

«Княжеский пир»
  • «Княжеский пир» (1997)
  • «Главный бой» (1999)

Дилогия исторического фэнтези, действие которой происходит в былинной Киевской Руси. Здесь правит князь Владимир Красно Солнышко, а на пирах веселятся великие богатыри Муромец, Добрыня да под сотню иных знаменитых головорезов. Киеву постоянно угрожают полчища коварных и жестоких степняков, не гнушающихся самой тёмной магии. Но и богатыри не лыком шиты!

«Странные романы»
  • «Я живу в этом теле» (1999)
  • «Скифы» (2000)
  • «Баймер» (2001)
  • «Имаго» (2002)
  • «Имортист» (2003)
  • «Великий маг» (2004)
  • «Земля наша велика и обильна…» (2004)
  • «Чародей звездолёта «Агуди» (2003)
  • «Проходящий сквозь стены» (2006)
  • «Трансчеловек» (2006)
  • «Последняя крепость» (2006)
  • «Творцы миров» (2007)
  • «Я — сингуляр» (2007)
  • «Сингомэйкеры» (2008)
  • «2024-й» (2009)

Условный цикл романов философской фантастики, объединённых некоторыми общими идеями и подходом к темам. Жанрово романы разнообразны — от мистики до памфлета. Цикл очень неровный, есть романы действительно яркие, хоть и неоднозначные, однако имеются и книги откровенно слабые — как с идейной, так и с литературной точки зрения.

Некоторые «странные» романы Юрия Никитина, пожалуй, можно расценить как откровенную и сознательную провокацию, эдакую «пощёчину общественному вкусу». Из самых неоднозначных книг можно отметить вызвавших горячие дискуссии «Скифов», чьи идеи порой балансируют на грани фашизма, дилогию «Имаго» и «Имортист», где предложены спорные способы достижения «общественного блага», роман «Чародей звездолёта «Агуди», в котором рассматриваются вопросы межнациональных отношений с рецептом тотального геноцида в качестве наилучшего выхода из запутанной ситуации… Или роман «Земля наша велика и обильна», где России предлагается войти в состав США. И так далее, и тому подобное. Пожалуй, целей своих Никитин достиг — его книги явно выделяются из общей массы современной коммерческой фантастики. Впрочем, использование романов этой «серии» в качестве пропаганды определённых идей и взглядов автора, зачастую связанной с сиюминутными проблемами, актуальными на момент написания текста, привело к тому, что многие книги уже потеряли свою злободневность, превратившись в артефакты минувших лет.

«Зубы настежь»
  • «Зубы настежь» (1998)
  • «Уши в трубочку» (2003)
  • «Трёхручный меч» (2003)

Юмористический цикл, в котором Юрий Никитин попытался спародировать штампы коммерческой фантастики, компьютерных игр и голливудских боевиков. Герой-«попаданец» оказывается в волшебных землях, где всё основано на этих самых штампах.

«Троецарствие»
  • «Артания» (2002)
  • «Придон» (2002)
  • «Куявия» (2003)
  • «Ютлан, брат Придона» (2011)

Цикл авантюрно-эпического фэнтези, подробнее о котором можно узнать из отдельной статьи в этом номере «Мира фантастики».